Деловая сеть Нижний Новгород
Компании:21 919
Товары и услуги:21 005 (+1)
Статьи и публикации:1 477
Тендеры и вакансии:325

Средства и способы борьбы

Средства и способы борьбы
23.01.2019
Государство есть орган классового господства, орган угнетения одного класса другим, есть создание «порядка», который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя столкновение классов

Учения Маркса о государстве

«Вопрос об отношении социалистической революции пролетариата к государству - пишет в августе 1917 г. В.И.Ленин в работе "Государство и революция" (ПСС, издание 5, т. 33) - приобретает таким образом не только практически-политическое значение, но и самое злободневное значение, как вопрос о разъяснении массам того, что они должны будут делать, для своего освобождения от ига капитала, в ближайшем будущем».

Не без горечи утрат приходится констатировать, что по прошествии столетнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции, названный вопрос приобрел не просто актуальность, а вновь злободневное значение и по прежнему «задача состоит прежде всего в восстановлении истинного учения Маркса о государстве».

Подводя итоги исторического анализа в своем сочинении: «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Энгельс определил, что «сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство».

Развертывая понятие той «силы», которая называется государством, Энгельс находит её состоящей в особых отрядах вооруженных людей, имеющих в своем распоряжении тюрьмы и прочее. Такая общественная власть «не совпадает непосредственно» с вооруженным населением, с его «самодействующей вооруженной организацией», которая была бы возможна и отличалась бы своей сложностью самоорганизации, не будь развития раскола общества из-за непримиримости классовых противоречий. Т.е. такая самодействующая организация населения не исчезает в обществе, а содержится в нем в возможности, в способности в некоторых условиях к самоорганизации.

Здесь В.И.Ленин подчеркивает: "Энгельс ставит ... вопрос, который практически, наглядно и притом в масштабе массового действия ставит перед нами каждая великая революция, именно вопрос о взаимоотношении «особых» отрядов вооруженных людей и «самодействующей вооруженной организации населения»".

Из дальнейшего анализа видим, что «отчуждение» «силы», называемой государством, воплощено в аппарате государственной власти, созданном господствующим классом.

«Для содержания особой, стоящей над обществом, общественной власти нужны налоги и государственные долги».

И так, форма организации общества, выделившего из себя власть, как особый род деятельности, определяется как государство.

"По Марксу, - говорит В.И.Ленин в вышеуказанной работе - государство есть орган классового господства, орган угнетения одного класса другим, есть создание «порядка», который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя столкновение классов".

Там же особо подчеркнуто, умерение есть не примирение противоборствующих классов, но умерение столкновения, означающее одно - лишение угнетенных классов определенных средства и способов борьбы за освобождение от угнетателей. Само же ..."освобождение угнетенного класса невозможно не только без насильственной революции, но и без уничтожения того аппарата государственной власти, который господствующим классом создан и в котором это «отчуждение» воплощено".

Отличие текущего момента для РФ состоит в том, что вышеназванный аппарата государственной власти как "орган классового господства", выстроен не вполне, а строится прямо сейчас, в том числе путем уничтожения прежде существовавшего, де-юре бесклассового общества. Сами же оформляющиеся классы, не имея достаточного исторически-определенного пути разрыва и несут в себе пятна социалистического бесклассового общества.

Отсюда способами борьбы противоборствующих сторон являются: для одних привнесение и адаптация в аппарат государственной власти методов умерения из существующей власти капитала; а для других не только его разрушение, но и активное сопротивление его выстраиванию сейчас, а так же сопротивление уничтожению отблесков социалистической власти и борьба за сохранение её общественно-полезных, общественно-необходимых достижений.

В юридической практике не верная квалификация фактического состава дела ведет к ошибкам его юридической квалификации, что в свою очередь несет разного рода неблагоприятные последствия. Аналогия такого подхода применима и к анализу отношений социалистической революции пролетариата к государству в современных условиях.

1. Власть капитала и государство

Накопленный труд создает капитал. Природная мера капитала, богатств - безмерность и неумеренность. Существование власти капитала, как силы, происшедшей из общества, ставящей себя над ним, все более и более отчуждающей себя от него, наиболее ярко показано в следующих цитатах:

«В демократической республике - подчеркивает Энгельс - «богатство пользуется своей властью косвенно, но зато тем вернее», именно, во-первых, посредством «прямого подкупа чиновников» (Америка), во-вторых, посредством «союза между правительством и биржей» (Франция и Америка).

Демократическая республика есть наилучшая возможная политическая оболочка капитализма и потому капитал, овладев этой наилучшей оболочкой, обосновывает свою власть настолько надежно, настолько верно, что никакая смена ни лиц, ни учреждений, ни партий в буржуазно-демократической республике не колеблет этой власти».

так же,

«Надо отметить еще, что Энгельс с полнейшей определенностью называет всеобщее избирательное право орудием господства буржуазии».

В свете анализа государства Ленин пишет:

«Мы за демократическую республику, как наилучшую для пролетариата форму государства при капитализме, но мы не вправе забывать, что наемное рабство есть удел народа и в самой демократической буржуазной республике. Далее. Всякое государство есть «особая сила для подавления» угнетенного класса. Поэтому всякое государство не - свободно и не - народно».

История заставила повторять не усвоенные уроки марксизма о государстве.

Власть, как воплощенной механизм осуществления свободной политической воли народа, везде и всегда, включая сей день отчуждается одной частью общества у другой его части посредствам насильственных и ненасильственных средств и способов борьбы за неё с подменой процедуры проявления воли широких масс избирательным правом.

Государство, как исключительный источник политической воли, одновременно действует и во благо общества и паразитирует на своей исключительности. Вот это паразитирование в условиях исключительности есть ахиллесова пята государства, его противоречие, разрешаемое только уничтожением государственной машины.

«Описывая наиболее общие фазы развития пролетариата, мы прослеживали более или менее прикрытую гражданскую войну - замечает К.Маркс в Манифесте Коммунистической партии 1848г. - внутри существующего общества вплоть до того пункта, когда она превращается в открытую революцию».

Изъятие механизма осуществления воли у широких масс есть то самое лишение средств и способов борьбы за проявление своей воли. Тогда разумно отметить, что если воля государства принимается народом, то изъятие выглядит как добровольный акт, который в любое время может быть прекращен, но в действительности имеет место присвоение чужой воли, влекущее добровольное либо принудительное порабощение субъекта, утратившего волю в том или ином виде, в той или иной степени.

В качестве примера, можно отметить, декоративную природу создаваемого права РФ, в котором воля государства не совпадала с той, что отражалась в законодательстве РФ и до настоящего времени часто и во многом не совпадает. Это жесткое изъятие средств и способов борьбы за осуществление воли мошенническими методами.

«Нетрудно усмотреть необходимость того, что все революционное движение находит себе как эмпирическую, так и теоретическую основу в движении частной собственности, в экономике». (К.Маркс. 1844г., "Экономическо-философские рукописи"/[КОММУНИЗМ])

Капитал имеет свою природу, в том числе паразитирующую на материальной стороне человека. Экономические отношения, как основание, поражаются им (капитализм) прежде всего.

«Для содержания особой, стоящей над обществом, общественной власти нужны налоги и государственные долги».

Политическая экономия порождает единственную потребность, потребность в деньгах (долговых обязательствах), количество которых становится их единственным могущественным свойством, превалирующим во всех отношениях и потребностях. По мере отчуждения государственная власть, все более и более поражаются этой стороной капитала. "Сила" капитала становится сущностью государства, вернее государственной власти. Государство, что более и более присваивает политическую волю народа, паразитирует на власти, подавляя "силу" противостоящую "силе" капитала, тем служит "силе" капитала. То общество, которое утрачивает способность к такому противостоянию, разрушается.

«Обладая общественной властью и правом взыскания налогов, чиновники - пишет Энгельс - становятся, как органы общества, над обществом. Свободное, добровольное уважение, с которым относились к органам родового (кланового) общества, им уже недостаточно - даже если бы они могли завоевать его»... Создаются особые законы о святости и неприкосновенности чиновников. «Самый жалкий полицейский служитель» имеет больше «авторитета», чем представители клана, но даже глава военной власти цивилизованного государства мог бы позавидовать старшине клана, пользующемуся «не из-под палки приобретенным уважением» общества».

Власть может функционировать только благодаря отчуждению. Важна мера этого отчуждения.

Государственная власть - есть узаконяющая себя власть капитала, вставшая над обществом, благодаря отчуждению действительной жизни. Такая абстрактная частная собственность на волю народа, приобретаемая на государственные долги.

2. Уничтожение государства

Возвращаясь к широко известной цитате Энгельса:

«Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором».

В.И. Ленин гневно возмущается тому не пониманию сути, которая вложена Энгельсом в этот его вывод об историческом месте государственного аппарата в развитии общества:

... «без всякой попытки вдуматься в то, насколько широкий и глубокий размах революции предполагается этой «отправкой всей государственной машины в музей древностей». Не видно даже большей частью понимания того, что называет Энгельс государственной машиной».

Уместно здесь обратить внимание на цитату Энгельса приведенную Лениным:

«Общественная власть усиливается по мере того, как обостряются классовые противоречия внутри государства, и по мере того, как соприкасающиеся между собой государства становятся больше и населеннее. Взгляните хотя бы на теперешнюю Европу, в которой классовая борьба и конкуренция завоеваний взвинтили общественную власть до такой высоты, что она грозит поглотить все общество и даже государство».

так, как необходимо понимать, что власть капитала - сила, происшедшая из общества, воплотившаяся в государственном аппарате, способна уничтожить и само общество и само это государство.

Власть "силы" капитала, имея представителей в лице государств, подчиняется закону конкуренции капиталов и сталкивает государственные машины между собой. Таким образом капитал разрушая государственную власть преодолевает раздробленность "силы", монополизирует собственную власть.

Марксизм же рассматривает уничтожение государства через изменение самой природы власти, смену диктатуры буржуазии диктатурой пролетариата:

«Государство есть «особая сила для подавления» ... миллионов трудящихся горстками богачей должна смениться «особой силой для подавления» буржуазии пролетариатом (диктатура пролетариата). В этом и состоит «уничтожение государства как государства». В этом и состоит «акт» взятия во владение средств производства от имени общества. И само собою очевидно, что такая смена одной (буржуазной) «особой силы» другою (пролетарскою) «особою силою» никак уже не может произойти в виде «отмирания».

Общественная власть нуждается непрерывно в антидоте, нейтрализующим токсичность капитала для которого лучшей формой является государственная власть. Не государство как особенное, а паразитирующая сторона каптала в форме государства как всеобщее, соединяющего потребление с капиталом, отчужденным трудом, является объектом уничтожения.

Диктатура пролетариата есть нечто большее, чем власть в форме диктатуры пролетариата, она обусловлена качественно иной «особой силой для подавления».

И далее:

«Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность. Но тем самым он уничтожает самого себя как пролетариат, тем самым он уничтожает все классовые различия и классовые противоположности, а вместе с тем и государство как государство. ... » («Анти-Дюринг». «Ниспровержение науки господином Евгением Дюрингом», стр.301-303 по 3-му нем. изд.).

Конечно Энгельс показывает не одномоментный акт, воплощающий все его итоги, а историческое действо, наполненное борьбой за освобождение человека от собственного самоотчуждения.

Невозможно игнорировать факта, случившегося в историческом пути развития общества, когда пролетариат взял власть. Завоевания Великого Октября в своем развитии достигли в большей мере уничтожения пролетариатом самого себя и в меньшей мере различий. Уничтожение государства в условиях капиталистического окружения явилось задачей значительно отдаленной. Таким образом, с определенной степенью допущения можно утверждать, что в позднем советском обществе пролетариат прибывал в снятом виде и советское государство не достигло в себе действительного представительства всего общества.

«Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним. С того времени, как не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении, ...» («Анти-Дюринг». «Ниспровержение науки господином Евгением Дюрингом», стр.301-303 по 3-му нем. изд.).

В снятом виде в социалистическом обществе находилась и "сила" капитала, требующая классовых различий и классовых противоположностей. С некоторого момента (считается после отказа от диктатуры пролетариата) начался реверсивный процесс, рост "силы" капитала и к средине 80-х годов прошлого столетия, стал видимым. С передачей в частную собственность средств производства "сила" капитала стала действительностью, а первое в истории государство победившего пролетариата утратило свою форму. Но государство победившего пролетариата не уничтожено окончательно, оно покоится в снятом виде, в том числе в государстве РФ.

"Политическая власть в собственном смысле слова - это организованное насилие одного класса для подавления другого". (К. Маркс. Манифест Коммунистической партии)

Борьба за власть, т.е. способность навязать свою волю, осуществляется различными средствами и способами. Власть в-себе, есть власть над собой, самовластие, воля к ответственности за себя и перед собой, своей природой, отрицание же власти, есть отказ от воли к собственной ответственности, то есть воля для-иного. Таким образом борьба за власть это всегда насаждение, навязывание воли и использование отказа от воли к ответственности в пользу другого.

Отсюда спектр средств и способов борьбы за власть широк и разнообразен, так же как средств и способов сопротивления. Тогда степень применения прямого и оправданного насилия в борьбе за власть представляется не превалирующей, если обаряемый не понимает, за что ему бороться.

Цитатой из Манифеста Коммунистической партии

«Описывая наиболее общие фазы развития пролетариата, мы прослеживали более или менее прикрытую гражданскую войну внутри существующего общества вплоть до того пункта, когда она превращается в открытую революцию".

можно в полной мере описать и противоположный процесс, как сопротивление диктатуре пролетариата. В данной связи изумительный пример повторения ошибок в истории раскрывается в Ленинском сравнении с христианами: "... важный пункт уроков Маркса наиболее забываем также, как «наивности» первоначального христианства с его демократически-революционным духом христиане «забыли», получив положение государственной религии".

"Сила" капитала обладает не только реальным опытом, но и реальной возможностью проектирования себя по прототипу. Проектирование "особой силы" диктатуры пролетариата это процесс формирования концепции без прототипов, где новаторство обусловлено естественным развитием бытия, принципиально новыми формами и условиями, это цепь подвигов одержимых в теоретическом освещении тьмы небытия.

Маркс ставит вопрос: «Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества», и дает на него ответ: «С того времени, как не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении».

Если разрушение диктатуры пролетариата совершает орган пролетариата, осуществляющий диктатуру пролетариата, следовательно, данный орган поражен подавляемой им "силой". На вопрос какой? Ответ: судя по делам его, альтернативной ему "силой" капитала (Malia prencipii-malus finis).

Стремление власти узурпировать волю народа не её естество, а обоюдное упрощение ответственности. Быстрее, чем выращивать культуру самоуправления самовластными гражданами. Проникновение "силы" капитала в аппарат диктатуры пролетариата обусловлено объективной причиной, а именно реальной скоростью возрастания "силы", противостоящей "силе" капитала, альтернативной капиталу.

Чтобы указать на такую "силу, прибегну к цитате В.И. Ленина из работы "Удержат ли большевики государственную власть" (ПСС., т.34, с. 315), где он пишет: " Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласились с академиками, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т.е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту.

Искусство втягивания в формирование народной власти наиболее отрешенных от неё лиц, кажущихся бесполезными и неприспособленными к ней, есть наивысшее качество творческого управленца.

... "рассуждение об отмирании государства, есть рассуждение о значении насильственной революции. Историческая оценка ее роли превращается у Энгельса в настоящий панегирик насильственной революции".... в повседневной пропаганде и агитации среди масс эти мысли никакой роли не играют. А между тем они связаны с «отмиранием» государства неразрывно, в одно стройное целое.

В.И Ленин, критикуя подделку марксизма под оппортунизм подделку эклектицизма под диалектику в понимании процесса общественного развития указывает на значение насильственной революции в отмирании государства, опираясь на рассуждения Энгельса:

...«Что насилие играет также в истории другую роль» (кроме свершителя зла), «именно революционную роль, что оно, по словам Маркса, является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым, что насилие является тем орудием, посредством которого общественное движение пролагает себе дорогу и ломает окаменевшие, омертвевшие политические формы, ...». (стр. 193 по 3-му нем. изд., конец 4-ой главы II отдела).

Историю развития общества в каждом конкретном периоде представляет лишь альтернатива, ставшая действительностью, иные возможности развития не представляют ничего конкретного, т.е. они ничто. Нет прерывания в движении развития, оно непрестанно взламывает окаменелости и убирает омертвевшие формы. Ни какая политическая форма не застрахована от окаменелости и омертвения.

К сожалению регресс диктатуры пролетариата начался не с предательства, не с экспансии "силы" капитала или прежде всего не с них, а достигнут скукоживанием и извращением процесса втягивания в управление государством широких масс населения, действительной диктатуры пролетариата. Процесс этот объективно перезапустился во второй половине сороковых (возможно это только мнение).

Преодоление чрезмерного отчуждения воли народа от него самого, это самый главный урок марксизма, пройдя который, общество минет альтернативу регресса.

Народная» революция, втягивающая в движение действительно большинство, могла быть таковою, лишь охватывая и пролетариат и крестьянство. Оба класса и составляли тогда «народ». Оба класса объединены тем, что «бюрократически-военная государственная машина» гнетет, давит, эксплуатирует их. Разбить эту машину, сломать ее - таков действительный интерес «народа», большинства его, рабочих и большинства крестьян, таково «предварительное условие» свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование".

Наглядно опыт государства победившего пролетариата уже может давать уроки.

Приватизацией капитал начал создание аппарата власти новой "силы", отчуждающего себя от общества. Локомотивом этого аппарата, явились органы управления государственным, региональным и муниципальным имуществом, закрепляющие признание собственности государством и выполняющие функции регистратора. Это предтече "органа классового господства", его краеугольный камень. Через этот орган все общество вольно и не вольно оказалось втянутым в концепцию возникающего антисоциалистического государства - РФ. Концепцию разделения общества по имущественному признаку и закреплению этого разделения. Этот же орган явился кузницей кадров для последующего формирования аппарата государственной и муниципальной власти.

В обществе, где капиталу государственным аппаратом создавались препятствия в доступе к силам общества, а институт собственности государством не поощрялся и не признавался, не насильственный орган, не наделенный полномочиями принуждения, не обладающий силами и средствами для этого, явился триггером волны насилия в размерах, сопоставимых с гражданской войной. Эта волна насилия в той или иной мере покрыла абсолютно все сферы отношений в обществе, выстраивавшегося прежде на социалистических принципах.

Вот это, то самое насилие, сломавшее окаменелости и омертвевшие формы гос.парт.аппарата, государственной машины, называвшей себя советской. Изъятие стержня из системы её скрепляющий, обрушило и живой хозяйственный организм социалистический системы с куцым аппаратом управления, отчужденным от широких народных масс.

Было бы смешно вспоминать ельцинские революционные лозунги о борьбе с привилегиями, позволившими вобрать волю народа, если бы не те печальные последствия, в которые была воплощена эта воля, выделяющейся "силой" капитала.

Итак "действительный интерес «народа»", определенный в 1917 году, как "Разбить эту машину, сломать ее" («бюрократически-военная государственная машина»), прозорливостью Владимира Ильича, вооруженного учением Маркса, подтвержден практикой современной и тому времени, когда это было написано, и настоящему времени. Результат различен, это так, но не суть. Почему?

... «особенного внимания заслуживает чрезвычайно глубокое замечание Маркса, что разрушение бюрократически-военной государственной машины является «предварительным условием всякой действительной народной революции». Это понятие «народной» революции кажется странным в устах Маркса» ...

Продолжая Ленин не критикует, а выносит приговор только желающим считаться марксистами:

«Они свели марксизм к такому убого-либеральному извращению, что кроме противоположения буржуазной и пролетарской революции для них ничего не существует, да и это противоположение понимается ими донельзя мертвенно».

Анализ революций начала XX века, на примерах португальской, турецкой, русской 1905-1907г.г., активности и самостоятельности масса народа, его громадного большинства, убеждает Ленина в значимости именно собственных экономических и политических требований народа:

... «несомненно, «действительной народной» революцией, ибо масса народа, большинство его, самые глубокие общественные «низы», задавленные гнетом и эксплуатацией, поднимались самостоятельно, наложили на весь ход революции отпечаток своих требований, своих попыток по-своему построить новое общество, на место разрушаемого старого».

События 1991-1993г.г. не были "«действительной народной» революцией" и тем белее революцией буржуазной, т.к. в советском союзе не было такого субъекта. Чтобы отыскать этот субъект вернусь к цитате Ф.Энгельса:

...«Что насилие играет также в истории другую роль» (кроме свершителя зла), «именно революционную роль, что оно, по словам Маркса, является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым, что насилие является тем орудием, посредством которого общественное движение пролагает себе дорогу и ломает окаменевшие, омертвевшие политические формы, ...». (стр. 193 по 3-му нем. изд., конец 4-ой главы II отдела).

Субъектом начавшихся преобразований явился плод, зачатый в сомом социалистическом обществе, когда оно забеременело рыночными отношениями в экономике, отношениями нашедшими себе "общественное движение".

Однако мы же свидетели движения масс. Спросим куда двигались массы и найдем лишь ответ, что массы двигались "откуда", а "куда" вело "общественное движение" рыночников". Иное "куда" не определено до сего дня, соответственно не осознаваемо и использующее средства и способы достижения результата не годные

Поскольку социалистическое хозяйство плановое, зиждущееся на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, отсутствии обмена продуктов производителями, а рыночное хозяйство спонтанное, исходящее из рынка свободного обмена собственниками товаров, произведенных трудом, отчужденным от самого производителя, то они различны.

Обратимся к "Науке логики" Гегеля:

«Наличное бытие есть простое единство (Einssein) бытия и ничто. ... Оно прежде всего в одностороннем определении бытия; другое содержащееся в нем определение, ничто, равным образом проявится в нем как противостоящее первому.

... Небытие, принятое в бытие таким образом, что конкретное целое имеет форму бытия, непосредственности, составляет определенность, как таковую».

Рыночное хозяйство в социалистическом, есть ничто, "как противостоящее ему". Следовательно, сила, состоящая из части общества, организовавшейся, сплотившейся вокруг интереса к благосостоянию, ставшее "общественным движением" проложило себе дорогу, сломав окаменевшую, омертвевшую политическую форму социализма.

Какое же государство создало это "общественное движение"? Конечно капиталистическое. Потому, что в основе "общественного движения" за рыночное хозяйство находится "сила" капитала, та сила, которая произошла из социалистического общества и встала над ним, благодаря отчуждению, которое уже было в самом отчуждаемом обществе.

В отличии от 1917 года сейчас капиталистическое общество выходит из коммунистического и охарактеризовать этот выход поможет работа К.Маркса «Критика Готской программы» (1875): «Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло».

Возможно оспорить понимание автором уроков марксизма и не согласиться с изложенной линией, если однозначно ответить на вопросы, вытекающие из рассматриваемой работы:

-      Куда исчезает у народа ... «отпечаток своих требований, своих попыток по-своему построить новое общество, на место разрушаемого старого» ?

-      «Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, ...»?

-      Если "Оба класса и составляли тогда «народ»". - Кто составлял (в 80-90-е)  и сей час составляет «народ»?

-      Тогда без какого ... «союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование"?

-      Для чего ... «к обучению этому (делу государственного управления) немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту». ?

-      «как же перейти к выполнению государственных функций большинством населения и поголовно всем населением? »  ?

В рассматриваемой работе находим прекрасный ответ у самого Владимира Ильича в ответе на вопрос: «Как можно соединить в одном учении этот панегирик насильственной революции, ..., с теорией «отмирания» государства?».

«При подделке марксизма под оппортунизм подделка эклектицизма под диалектику легче всего обманывает массы, дает кажущееся удовлетворение, якобы учитывает все стороны процесса, все тенденции развития, все противоречивые влияния и проч., а на деле не дает никакого цельного и революционного понимания процесса общественного развития».

Итак, что же окаменело, омертвело в социалистической политической форме советского союза? Какие ошибки революционного процесса заставили движение общественного развития вновь проходить через экономическое отчуждение действительной жизни, отчуждение человека?

«У Маркса нет и капельки утопизма в том смысле, чтобы он сочинял, сфантазировал «новое» общество. Нет, он изучает, как естественно-исторический процесс, рождение нового общества из старого, переходные формы от второго к первому».

Сословное государство упразднено. Буржуазное государство соответственно упразднено не пройдя своего становления. Влияние частной собственности, как самоотчуждения человека подавлено, но в то же время не упразднено полностью. Частная собственность выступает как всеобщее.

Советский человек в массе своей изменился, но еще не постиг человеческой природы потребности и значит не возвратился к самому себе как человеку общественному, человечному, не возвысился над капиталом. Общность советского человека налицо лишь в общности труда и равенстве заработной платы, выплачиваемой государством как всеобщим капиталистом.

«Мы не утописты. Мы не «мечтатели» о том, как бы сразу обойтись без всякого управления, без всякого подчинения; эти анархистские мечты, основанные на непонимании задач диктатуры пролетариата, в корне чужды марксизму и на деле служат лишь оттягиванию социалистической революции до тех пор, пока люди будут иными. Нет, мы хотим социалистической революции с такими людьми, как теперь, которые без подчинения, без контроля, без «надсмотрщиков и бухгалтеров» не обойдутся».

Портрет советского человека в построенном бесклассовом обществе 70-80-х г.г. отражал городского обывателя - "человека с мелкими, сугубо личными интересами, с узким кругозором и неразвитыми вкусами, безразличного к интересам общества" (толковый словарь Ожегова С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова; Толковый словарь Ушакова. Д.Н.).

«Но подчиняться надо вооруженному авангарду всех эксплуатируемых и трудящихся - пролетариату. Специфическое «начальствование» государственных чиновников можно и должно тотчас же, с сегодня на завтра, начать заменять простыми функциями «надсмотрщиков и бухгалтеров», функциями, которые уже теперь вполне доступны уровню развития горожан вообще и вполне выполнимы за «заработную плату рабочего».

Именно этот урок "«начальствование» государственных чиновников..., начать заменять простыми функциями" не нашел действительно должного раскрытия в строительстве социализма. В условиях свободной частной собственности (государственной) - обобществленных средств производства и социально значимых фондов общественного благосостояния, создан не аппарат общеобязательных функций, а аппарат государственных чиновников, составляющих "Специфическое «начальствование»" в силу разделения труда. С позиций той части созданного аппарата, что владел функциями «надсмотрщиков и бухгалтеров» обобществленных средств производства и общенародного богатства, следует рассматривать те самые окаменелости, омертвелости в социалистической политической форме. Капиталу, богатству нужен живой, деятельный владелец, а не омертвевшая, окаменевшая функция.

Кем были владельцы таких функций? Не взирая на то, что в основной массе это выходцы из рабочих и крестьян либо их дети, и свои функции они выполняли за «заработную плату рабочего», в сущности они являлись зажиточными гражданами, т.е. буржуа. Буржуазии нужно буржуазное государство!

Ленин, рассматривая определения данные Марксом о «действительно народной революции», подчеркивает:

... «разбитие» государственной машины требуется интересами и рабочих и крестьян, объединяет их, ставит перед ними общую задачу устранения «паразита» и замены его чем-либо новым.

«Чем же именно?»: спрашивает Владимир Ильич и отвечает, разбирая опыт Парижской Коммуны, как гигантскую замену буржуазных учреждений "учреждениями принципиально иного рода", буржуазной государственной машины "в нечто такое, что уже не есть собственно государство".

...«во-первых, переход от капитализма к социализму невозможен без известного «возврата» к «примитивному» демократизму (ибо иначе как же перейти к выполнению государственных функций большинством населения и поголовно всем населением?),... »

Ссылаясь на анализ эмпирического опыта Коммуны в «Гражданской войне во Франции», проведенный Марксом, В.И. Ленин приводит конкретные формы организации пролетариата:

- уничтожение постоянного войска и замена его вооруженным народом;

- всеобщие городские гласные выборы в Коммуну по различным округам, состоящей из рабочих или признанных ими представителей рабочего класса. Коммунары ответственны и в любое время сменяемы;

- полиция, ответственный орган Коммуны, лишена всех своих политических функций и в любое время сменяема;

- чиновники всех остальных отраслей управления в любое время сменяемы;

- все члены Коммуны и иной общественной службы исполняют обязанности за заработную плату рабочего;

- отмена всяких выдач денег на представительство, всяких денежных привилегий;

- открытые выборы судей, их ответственность и сменяемость;

- церковь отделена от управления.

Ответственность и сменяемость при исполнении практически любой функции государственной власти отмечаются в приведенных формах управления, а чиновники просто сменяемы. Прогресс не усложняет эту задачу, а напротив ведет к еще большему её упрощению.

...«во-вторых, «примитивный демократизм» на базе капитализма и капиталистической культуры - не то, что примитивный демократизм в первобытные или в докапиталистические времена. Капиталистическая культура создала крупное производство, фабрики, железные дороги, почту, телефоны и пр., а на этой базе громадное большинство функций старой «государственной власти» так упростилось и может быть сведено к таким простейшим операциям регистрации, записи, проверки, что эти функции станут вполне доступны всем грамотным людям, что эти функции вполне можно будет выполнять за обычную «заработную плату рабочего», что можно (и должно)

посмотреть все (14)

Другие статьи и публикации компании:

Чтобы возможно было угнетать какой-либо класс, необходимо обеспечить условия, при которых он мог бы влачить, по крайней мере, свое рабское существование. К. Маркс
04.02.2019
Демократия форма правления при которой демос удерживается от кратии (от греческого kratos - сила, власть, господство) на расстоянии "демократической процедуры".
30.01.2018
«Сократ ходил среди людей и говорил им правду. За это его убили».
09.04.2017
Если не можешь найти то, что потерял, тогда представь, что ты и есть то самое утерянное. Увидишь, где ты есть сейчас.
23.01.2018
То, что сообщает доверитель своему предсавителю-юристу конечно не должно отвергаться последним, но ему следует помнить, что его воспринимают как волшебника либо требуют быть таковыми. С ума не сходите
30.01.2018
9 января. Владимир Маяковский Затвор осмотрите, штык и курок. В споре с врагом - одно решение
23.01.2018

Статьи и публикации других компаний:

Стрессы случаются в жизни каждого человека. Во время стресса важно понять, что, как и с чем связано, где мы находимся, КАК мы к этому пришли.
19.03.2014
Каждый из нас является членом семьи своих предков, частью семейной системы. Принадлежность к семейной системе - один из очень важных и значимых ресурсов человека, который повышает эффективность жизни.
19.03.2014
Шарон Вегшида-Крус "сколько вы стоите? Как научиться любить и уважать себя"
19.03.2014
Информация о продавце
  • +7 (920) 054-40-99
  • г. Дзержинск, ул. Клюквина, д. 13, кв. 22
  • rodomysl.ds52.ru
Компания специализируется на представительстве интересов доверителей в судах арбитражных и общей юрисдикции на основании анализа фактического и юридического составов с учетом судебной практики.
×